1943 год. Я, семнадцатилетний, ухожу на фронт. Вначале попал в полковую школу в Камышине, где нас учили на младших командиров. Потом перебросили в Воронежскую область. Я попал в 46-й полк 13 диви­зии 6-ого корпуса Второго Украинского фронта.

Image

Война ни на минуту не уходит из моей памяти, хотя прошло уже 66 лет.

Помню всё: где был, с кем часами лежал на снегу в ноч­ной разведке, как преследо­вали врага. Как живые стоят перед глазами мои фронтовые друзья: Федя Кривков, Володя Голубев, дядя Коля Подпру­гин, Салыхов.

Мне сразу вру­чили пулемёт Дег­тярёва.

Однажды по­сле боя нам при­шлось преследо­вать врага. Осень, кромешная темь и проливной дождь. Было это в Вен­грии. Шли по доро­ге. Навстречу нам из села двигались люди. Языка мы не знали, останав­ливали встречных предупредитель­ными выстрела­ми, отправляли в штаб, чтобы там с ними разобрались.

Но вдруг со стороны села послышались выстрелы. Нам была дана команда открыть огонь вслепую. Перестрелка длилась недолго. Вскоре к нам пришло подкрепление. В это время у меня отказал пулемёт. Я доложил прибывшему ко­мандиру об этом. Он приказал мне с пулемётом бежать в штаб полка (километра два с полови­ной). Указал правильное на­правление. В полку признали мой пулемёт не подлежащим ремонту. Дали карабин. Я от­правился назад. Хорошо, что по дороге в штаб догадался де­лать метки, а то мог бы заблу­диться. Друзья мои уже пере­местились туда, где был лучше виден поворот дороги. А дождь всё лил. Мы устали, смертель­но хотелось спать. Старший сержант Федя Кривков попро­сил: «Вася, подежурь, мы не­много поспим». Для меня при­каз командира – закон. Ребята заснули. Я пристально наблю­дал за дорогой. Уже начинало светать.

Чувствую – тоже засы­паю. Трясу головой, бью себя по щекам, чтобы не уснуть. Вдруг вижу – на повороте до­роги люди с оружием. Шли они очень тихо. Сразу разбудил командира. Он поднял осталь­ных. Мы открыли огонь. За­работал федин пулемёт и все наши карабины. Бой был не­долгим. У нас был ранен один товарищ. У противника было ранено двое, один убит. Враги повернули назад. После боя к нам прибыл связной, велел вер­нуться в штаб. Так закончилась эта тёмная ночь.

Во взводе все были старше меня. Они меня опекали, учи­ли всему, чему их научила во­йна до меня: «Смотри в оба», - главное их наставление. Звали меня сынок. Я их всех уважал, как братьев и отцов.

В штабе нам приказали взять своих коней. Хотели по­есть, но не успели: раздалась команда: «По коням!»

Дальше мы преследовали врага в конном строю. Но вот услышали выстрелы. Новая команда: «Спешиться!» Перед нами было поле, уставленное снопами кукурузы. Мы двину­лись вперёд. В нас стреляли. Было не понять откуда. Нако­нец, увидели, что стреляют из снопов. Открыли беспощад­ный огонь по снопам. Из сно­пов выскакивали, как мыши, вражеские солдаты. Прозвуча­ла команда: «Вперёд! За Роди­ну! За Сталина!» Много тогда было погибших и раненых с обеих сторон.

Ранен был я и мои лучшие друзья: Федя Кривко, Голубев Володя, Подпругин дядя Коля. Мы сделали перевязки, чем придётся, чтобы только оста­новить кровь. Развезли ране­ных по домам венгров. Дом, в котором разместили нас, был в центре села, у перекрёстка. Ле­жать пришлось больше неде­ли. Наверное, про нас забыли. Раны гноились. Я был самый молодой, но мне, способному двигаться, хоть и с большим трудом, пришлось командо­вать.

Приходил хозяин. Я попро­сил еды. Он с девушкой при­носил нам поесть. А у самого рука перевязана. Показал на небо. Мы поняли: бомбили, его, наверное, осколком рани­ло. Потом я попросил палку. Он принёс что-то вроде ко­стыля. Я смог выйти на улицу с помощью хозяина. Огля­делся. Увидел на перекрёст­ке девушку-регулировщицу. Я стал кричать ей, чтоб она пришла к нам. Она махнула жезлом: «Вижу, приду!». Мы ждали её до вечера. Уйти с по­ста она, конечно, не могла, а, сменившись, сразу прибежала. Я показал ей раненых ребят. Она ужаснулась. Сказала, что сейчас же приведёт медсестёр. Пришли две санитарки, сдела­ли нам настоящие перевязки. Вскоре приехала машина, до­везли нас до госпиталя.

Один бой, за одно село. А сколько их было за годы вой­ны! Война – это тяжёлый труд, боль, кровь, смерть. Те, кто на­чинают войны, самые настоя­щие изверги.

Дорога к победе – это не праздник. Это суровые будни.

И всё-таки, мы победили!

В. С. Хребтов ,
с. Водяновка,
Приволжский район.