Не устают повторять одно и то же. Мол, «обвала» не случилось, социальные программы не сорваны. За пышностью фраз и всякими иностранными словечками, типа нанотехнологии, инновации, брэнды, скрываются огромные народные беды.

Image

Значительно выросли тарифы на электроэнергию, чуть ли не на половину, на тепловую энергию, воду. Под шумок выросла стоимость проезда на маршрутках. Например, чтобы проехать от Астрахани до Харабали, нужно 150-200 рублей. Очень здорово поднялась арендная плата за землю под строениями. Началась грандиозная «чистка» в армии, и это в условиях, когда существует реальная угроза России извне. На очереди огромное сокращение вузов, как гражданских, так и армейских, сокращаются школы. Подорожало продовольствие, особенно крупы, мясо, колбасы, мука, подсолнечное масло. Параллельно подорожанию растут и суммы штрафов.

И совещание с правоохранителями президент провел не для того, чтобы на них посмотреть, а для того, чтоб они взимали еще больше с народа, чтобы ему же преподнести как благо. Нет никакого роста реальных отраслей экономики, не получает развития ремесло, увеличивается армия безработных, молодые не видят в жизни никаких перспектив.

Созданные вместо разоренных колхозов и совхозов крестьянско-фермерские хозяйства не решают ни экономических, ни социальных проблем. Взимаемые с них налоги едва покрывают расходы на заработную плату и содержание аппаратов администраций муниципальных и региональных органов. Уже мифом кажется ситуация, когда механизатор высокого класса имел зарплату вдвое больше зарплаты председателя райисполкома.

Предпринимателям некогда думать о создании новых рабочих мест. Власть прижимает их непомерными налогами, высокой арендной платой, они вынуждены сокращать работающих. Желающие получить кредит, должны заложить технику, недвижимость, причем нужно, чтобы все было новое. Кроме того, что есть скот, нужно еще три гаранта, причем один должен быть близким родственником. Уголь для отопления не купишь, не менее 5 тыс. руб. за тонну, лес к вырубке запрещен, валежником леса завалены, но для зачистки нет разрешений.

Сгорающие заживо люди в бараках, домах престарелых – это беда не одного региона. Это государственное бедствие, за фразами о социальной поддержке нет реальной (настоящей) помощи и средств в первую очередь.

Настраиваем народ посредством телевидения против ширпотреба из Китая, а собственный ширпотреб канул в небытие. Миллионы людей желают одеваться попроще и подешевле, желают поесть недорого и самое необходимое, но они лишены этой возможности.

2-3 врача ВКК из Астрахани ежегодно приезжали на комиссию, и в течение одного дня обследовали сотни инвалидов, а теперь эти сотни вынуждены каждый отдельно ехать в Астрахань.

Для подтверждения трудового стажа раньше достаточно было свидетельства двух человек, теперь месяц нужно ходить по инстанциям, месяц ждать подготовки документов и еще заплатить большую сумму денег.

Почему в это же время миллиардами деньги отдаются ВТБ, Экономбанку, но никак не в реальный сектор, который одевал бы, обувал и кормил реальных людей – российских граждан. Так есть ли она – социальная программа? Выполняется ли? А если выполняется, то где и чем измеряется?

А. Нурсканов,
г. Харабали