По существу заданных премьер-министру Путину корре­спондентом «Коммерсанта» вопросов могу пояснить следую­щее.

Путин не в курсе, кто такой Шевчук (ну, может быть и так, ладно, про­ехали), имеет весьма смутное представление, что вообще происходит на Триумфальной площади в Москве, каков порядок проведения обще­ственных мероприятий или как развивается процесс Ходорковского. Еще он не смотрел похабный фильм про Лукашенко, ему про него просто рас­сказывали.

Image

Путин или не знает страны, в которой живет (в это трудно поверить), или просто валяет дурака. Такие ответы дают на беседах в органах, ког­да оба собеседника все понимают, но один морочит другому голову, а тот не может доказать его неправоту. Кому-кому, а уж кагэбэшнику Путину эти штучки хорошо известны. Налицо стремление Путина отмежеваться от всего негатива в стране, скосив под дурачка: да я не знаю, что-то слы­шал, может быть и так.

Путин имеет четкое представление, какие последствия могут насту­пить для тех, кто, по его мнению, нарушает российское законодательство в плане проведения общественно-политических мероприятий: «Вышли, не имея права,— получите по башке дубиной». Неплохо. Тем самым Пу­тин неофициально легализует применение насилия в отношении граж­дан, которые все еще заблуждаются насчет прямого действия Консти­туции и уведомительного характера мероприятий. Получить дубиной по башке, по мнению главы правительства, – это вполне адекватная мера за нарушение закона. Разгонщики митингов получают «добро» на дубин­ки.

Путин убежден в собственной непогрешимости.

— Были такие (ошибки – авт.), которые вам хотелось подправить? — поинтересовался я (корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесни­ков – авт.).

— Нет!

Браво! Даже трижды проклятый не к ночи будь помянутый Ельцин пе­ред уходом попросил прощения у народа. Путин не таков. Он точно зна­ет, что делает.

Знает Путин и то, почему в годы своего правления он вместе с пра­вительством вкладывал деньги не в реальный сектор экономики или раз­витие инфраструктуры или просто не раздал людям. Прирожденный хо­зяйственник и разведчик, которые как известно, бывшими не бывают, Пу­тин пояснил: «Мы уже тогда исходили из того, что будут мировые кризи­сы и нам понадобятся резервы...» А дальше самое интересное, даже, по мнению Путина, главное: «Нельзя вбрасывать в экономику страны день­ги, которые реальным сектором страны не заработаны!..» Отлично! Ре­альный сектор не работает, потому что в него не вкладывают деньги, а деньги не вкладывают, потому что он их не заработал. Ну если так, то что уж про людей говорить – они вообще тяжелый балласт для рыноч­ной экономики.

Нашел Путин и причину тяжелого положения в экономике. Это… Ко­нечно, советское наследие: «Вся финансовая система развалилась при СССР, вся социальная, у нас экономика начала рушиться, потому что была настроена на закрытое производство... Железный занавес, когда потребляется только то, что производится, причем потребляется любо­го качества...» Не ново, однако. Тем не менее, премьер настроен опти­мистично: «То, что мы делаем, убеждает меня, что мы на правильном пути». Развивая свою оптимистическую мысль, Путин громко провозгла­шает: «В целом страна у нас устойчиво развивается, нормально, я про­блем больших никаких не вижу, ну кризис, конечно, нас немножко подза­держал, но, с другой стороны, помог сконцентрироваться на приорите­тах... Главное, чтобы эти проблемы 2012 года не стащили нас с пути вот этого стабильного развития».

Итак, попробуем обобщить слова премьера. Страна развивается в целом хорошо, несмотря на временные трудности, обусловленные тя­желым советским наследием. Денег, накопленных в эпоху нефтегазово­го дождя, хватит надолго, хотя не на всех. Кому не хватит, попробуем по­мочь. Но на многое не рассчитывайте. Поступательному развитию рос­сийской экономики могут помешать встряски 2012 года (речь идет не кон­це света, предрекаемого индейцами майя). А чтобы этого не произошло, все, кто не разделяют оптимизма премьера, будут получать «по башке дубиной».

Александр ТОКАРЕВ ,
обком КПРФ